сряда, 18 февруари 2009 г.

Портрет на мъж

автор : Николай Гумильов
превод от руски език : Елеонора Княжева

Очите му – подземни езера са,
Палати, изоставени от царя.
Със знака на позора отбелязан,
За Бог той дума не отваря.

А устните му пурпурна са рана
От острие, просмукано с отрова,
Печални и затворили се рано,
Зоват към наслаждение ново.

Ръцете бледи - мрамор пълнолунен,-
Тежат им неизкупени проклятия.
С момичета-магьосници палували,
Познават кървави разпятия.

И странен е вековният му жребий,
Бленуван от убийци и поети.
Дали не е белязан по рождение
В небето с кървава комета?

В душата му стаени са обиди,
Безименна е мъката нетленна.
Не сменя за Мадона и Киприда
Той спомените си безценни.

Злобее, но не е безбожник сприхав,
И хубава е нежната му кожа,
Той може да се смее и усмихва
Ала... да плаче повече не може.


ПОРТРЕТ МУЖЧИНЫ

Николай Гумилев

Его глаза - подземные озёра,
Покинутые царские чертоги.
Отмечен знаком высшего позора,
Он никогда не говорит о Боге.

Его уста - пурпуровая рана
От лезвия, пропитанного ядом;
Печальные, сомкнувшиеся рано,
Они зовут к непознанным усладам.

И руки - бледный мрамор полнолуний.
В них ужасы неснятого проклятья.
Они ласкали девушек-колдуний
И ведали кровавые распятья.

Ему в веках достался странный жребий -
Служить мечтой убийцы и поэта,
Быть может, как родился он, - на небе
Кровавая растаяла комета.

В его душе столетние обиды,
В его душе печали без названья.
На все сады Мадонны и Киприды
Не променяет он воспоминанья.

Он злобен, но не злобой святотатца,
И нежен цвет его атласной кожи.
Он может улыбаться и смеяться,
Но плакать... плакать больше он не может.